Белка и компания.

     Какое-то время в нашем особнячке было тихо. Появились новые собаки, но они не вызывали у нас беспокойства: их было тоже трое и они охраняли соседнюю территорию, где размещалось несколько организаций и магазин запчастей. Естественно, наш скверик тоже был под ними, и кошка Дуся уже не сидела безмятежно на тропинке, а скрывалась на каком-нибудь дереве. Их звали Белка, Рыжик и Бим. Белка была похожа на легавую: стройная на высоких ногах, с гладкой белой шерстью с крупными черными пятнами и крапинами. Рыжик соответствовал своей кличке, едва дотягивался Белке до шеи, но был у неё в авторитете, очень шустрый и сообразительный, - однажды его поймали собачники, но он умудрился выскользнуть из их сетки, пока мы с ними ругались. Бимка был похож на мать только белой шерстью и крупными пятнами и лохмаче, - обыкновенный дворняга. И, вот, в один прекрасный день началось

     Мы услыхали на улице громкий писк. Я выглянула в окно и увидала в окно совсем маленького щенка, - он ползал по веткам и опавшим листьям и отчаянно скулил. Пошла выяснять ситуацию и узнала, что видели Белку, которая таскала щенков через наш двор. Надо было искать Белку. Я зашла в автомагазин, и там, на моё счастье находился его владелец, такой же сумасшедший по поводу собак. Он пошёл со мной за щенком, а там их было уже три, - видимо, Белка сбилась со счёта или её кто-то спугнул. Оказалось, что у белки есть будка, и она перенесла туда свой выводок. Насчитали четырнадцать штук щенков, немудрено было сбиться. Щены были ещё слепые, все сытенькие, белые с черными пятнами. Теперь рабочий день начинался с приготовления еды для Белки, рецепт был примерно такой же, как у героев Джерома К. Джерома «Трое в одной лодке, не считая собаки». В дело шло всё, что можно было съесть и кто, что принёс. Иногда стоял такой умопомрачительный аромат, что местное мужское население заглядывало к нам на него и возмущалось, что это мы варим для собаки: мол, мы бы сами от такого не отказались. Думаю, что дело было в неочищенных овощах, - такого насыщенного запаха в своём борще я никогда не могла достигнуть. Белка с удовольствием съедала наше «ирландское рагу», рацион разнообразил и хозяин автомагазина то творогом, то мясопродуктами. Скоро и щены перешли на наше варево, они хорошо росли, и их надо было пристраивать. Задействовали всех родных и знакомых, прохожих на улице, общество защиты животных . В обществе опубликовали в газете мой телефон и пообещали помочь стерилизовать Белку. Звонили много, но с малым результатом и стерилизация сорвалась: в назначенное время не смогли доставить Белку к ветеринарам из-за болезни владельца автомагазина, а потом уволилась главная в защите животных и там как-то всё пошло не так...

     В начале лета забрали последних щенков и наступило временное затишье. Но природе не запретишь, и Белка снова ждала приплод. К нам устроилась работать на место секретаря ветеринар, и мы с ней сговорились, что усыпим щенят. Белка, видимо всё пронюхала и разрушила наши козни: она опять нашла недоступное место, и мы кормили, поили её, а затем и выводок, который мы увидели, когда сошёл снег. На наше счастье, их было меньше: всего двенадцать! Повторилась и вторая часть Марлезонского балета по пристраиванию щенков. Вопрос о стерилизации встал ребром. Свой ветеринар у нас уже был, остались подготовка, организация и удача. Самым сложным, оказалось, усыпить собаку. С утра пораньше собралась наша команда: ветеринар стояла со шприцем, я должна была надеть на Белку ошейник и держать её, но та оттолкнула меня лапами и только мы её видели.. Я долго ходила с тату её лап на руках. Пришлось привлекать к операции сторожей: Белку зазвали в их комнатушку, и там удалось поставить ей укол. Доставляли её в операционную ( всё заранее было вымыто с хлоркой и обработано кварцевой лампой) на одеяле два случайных мужичка. Белку положили на стол, связали ей лапы и привязали к стойкам, на всякий случай ещё двое держали её. Всё закончилось удачно. Ветеринар сказала, что она никогда в жизни не видела таких мощных мышц у собаки. Когда Белка стала отходить от наркоза, наконец, приехала машина, и мы повезли её ко мне домой. В доставке помогала сочувствующая коллега. Около дома нас ждало препятствие: въезд во двор преграждал ров, - именно в этот день надо было его раскопать ремонтникам. Тут нам пришлось доказывать, что «есть женщины» не только в «русских селеньях», но и городах: мы тащили Белку на одеяле через газон, двор, на второй этаж, и она в это время пыталась встать. Справились! Белке была отведена комната, и пока я её устраивала, явились мои коты Мурзик и Боник, сели рядышком и наблюдали за процессом. Белка, наверно, подумала, что это глюки после наркоза. Но глюки являлись вместе со мной все три недели, пока шла реабилитация. Они наглели до такой степени, что проверяли еду в миске, Белка сжимала зубы и отворачивала морду к стенке, - попались бы они ей в другом месте! Единственно, если она вдруг резко вставала, то мои пуштуны растворялись. На удивление, Белка терпела все манипуляции: обработку шва, уколы, надевание поводка и халатика (пришлось сварганить ей пару штук, чтобы она не зализывала рану) и, даже, клизму. Первые дни приходилось тащить её на улицу и обратно на руках, но потом тащила она меня: во дворе она не оставалась ни одной лишней минуты, видимо, понимала , что она тут чужая, и я стелилась вслед за ней. Когда шёл дождь, то она тоже никак не хотела выходить, приходилось выносить её, - я боялась нарушить режим из-за операции. Наш отпуск пролетел быстро, теперь надо было проделать обратный путь. Всё сложилось удачно: за нами приехал хозяин магазинчика, Белка шустро заскочила к нему в машину и через 15 минут мы были на месте. И, тут. Мы увидели настоящее собачье счастье: Рыжик и Бим, как будто ждали Белку: он выскочила , едва открылась дверь, Рыжик кинулся к ней, они вставали на задние лапы друг перед другом, как лошадки, потом бегали кругами, потом опять вставали. На траве была роса, ярко светило солнце, мы и Бим смотрели на них и были не менее счастливы. В нашей организации шло укрупнение и вскоре мы сменили адрес. Я перешла работать на улицу Фрунзе, не так далеко, и время от времени навещала их компанию и приносила им угощение, они всегда радостно меня встречали. Через пару лет ушёл Рыжик, и я решила больше туда не ходить. Иногда, через кого-нибудь узнавала, что Белка и Бим на месте. Сейчас прошло уже 15 лет после н нашей операции, навряд ли, собаки живы, а, может, и да.

Для использования данного материала вы должны обратиться в администрацию сайта